Ада (web_mistress) wrote,
Ада
web_mistress

Category:

Ключевая концепция армии США на 2016-2028 годы

Плетение афрокосичек – процесс долгий. Пока их плели, я развлекала себя чтением Ключевой концепции армии США на 2016-2028 годы Operational Adaptability - «Действуя в условиях неопределенности и сложности в эру постоянных конфликтов», выпущенной в конце декабря. Помимо очевидного пессимизма в отношении будущего, неожиданными оказались почти философские фразы: «...война остается противоборством воли» и «...каждый вооруженный конфликт представляет собой комбинацию насилия, эмоций, политики, случайности и риска».

Позабавило – ни разу нигде не говорится «наши сильные и слабые стороны» в отношении армии. Только «наши сильные стороны и то, что противник воспринимает как наши слабые стороны» (what they perceive as our weaknesses).

Позиция правительства (хотя, скорее, бизнеса) США по вопросам климата известна – мол, какие такие изменения, ничего не знаем. А вот армия в числе важных трендов, влияющих на глобальную ситуацию в сфере безопасности и добавляющих неопределенности, вполне себе упоминает «emerging effects of climate change”. И то верно – они должны реальность учитывать, мало ли что политики говорят.

Самым интересным мне показалось описание конфликтов в Ираке, Афганистане и Ливане (я раньше не встречала точку зрения армейцев), перечень многообещающих военных технологий на стр. 14, и приложение B «Ключевые требуемые умения и возможности». В последнем, любопытный пункт Reduce information overload - «Уменьшить информационную перегрузку». «Больше информации не означает лучшего понимания. Из-за ограничений, связанных с возможностями человеческого восприятия, и потому, что информация, добытая во время войны, часто противоречива или ложна, больше информации не равно лучшему пониманию...» Дальше там, правда, про то, насколько важно получать данные о противнике и как их лучше получать. А вот про информационную осведомленность в российской армии

К частным военным компаниям отношение без особого тепла. «Увеличение использования частных военных компаний может представляться проблематичным из-за потенциально более высокой цены, меньшей стойкости к риску и вопросов, связанных с эффективным интегрированием военных и правительственных операций с деятельностью компании. Проблемы с поддержкой военных операций контрактниками часто включают неясные отношения командования-подчинения, зависимость от возможностей, которые неожиданно могут оказаться недоступными, уменьшенный контроль за ключевыми функциями, этические соображения и юридические вопросы.»

А между тем за первые 9 месяцев президенства Обамы число armed security contractors Департамента обороны выросло на 236% - с 3 184 до 10 712. Сейчас число частных контрактников в Афганистане составляет по разным оценкам от 22 до 30% вооруженных сил США. И это без учета тех, кто работает на Госдепартамент или ЦРУ (а на ЦРУ, в частности, в Афганистане работают Blackwater).
Tags: Войны-революции-политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments