Ада (web_mistress) wrote,
Ада
web_mistress

Человек (не)рассеянный; может ли Иисус быть негром?

Уйти из ресторана, не подумав попросить счет, или поехать куда-то на машине, а на обратном пути забыть о ней и спуститься в метро – такое со мной случается. В повседневной жизни я бываю рассеянна. Нет, я верю, что быть в настоящем моменте - важно, и что жизнь, она происходит здесь и сейчас, но, право, интереснее же в мире мыслей, идей и игры воображения…

Иногда, впрочем, я решаю действовать быстро и эффективно - надоедает рассеянность. Вот сегодня, например. Я быстро и эффективно (правда, поздно) проснулась, отредактировала тексты, сделала уборку, съездила по делам, в гости, в Кондитерскую и заехала в книжный магазин «Москва». Там я не стала терять время на бесцельное блуждание по залам, а по поиску нашла нужных авторов, распечатала список, быстро и эффективно сняла книги с полок и отнесла на кассу, не забыв заранее подготовить скидочную карточку и деньги. Потом я быстро и эффективно взяла пакет с двумя книгами и, гордясь, что не потеряла ни минуты, ушла. Настолько быстро и эффективно, что продавщица не успела отдать мне остальные четыре книги. Когда она положила их во второй пакет и поставила на прилавок - меня уже не было. Хорошо, что в компьютере у них есть мой телефон, недалеко я уйти успела, позвонили.

* * *

Были сегодня в гостях у Михаила Алдашина, aldashin, автора Рождества и Букашек, с прекрасной половиной pablo_noel. У него одна из самых уютных квартир, которые я видела. Я упомянула, что поездка в Вифлеем перевернула мое представление о рождественских картинах. В Вифлеем я попала зимой, кажется, в феврале – Джеф освещал еще первые выборы Шарона, и я прилетела к нему в Израиль на выходные. Многого за выходные не увидишь, но приключений хватило. Под Вифлеемом, у гробницы Рахили, попали в перестрелку, потом на блок-посту нас задержали – не хотели пускать к Иерусалиму нашего палестинского водителя, и пропустили, только когда солдат увидел мой российский паспорт, перешел на русский и спросил, какого хрена я делаю в этой машине, в этом районе, с этими людьми в такое небезопасное время. Еще я наконец добралась до Кумрана и свитков Мертвого Моря, впрочем, это все отдельные истории, а к теме имеет отношение то, что за все три дня я ничего теплее двух рубашек на себя не надевала. Не было надобности, тепло там.

А через месяц, на восьмое марта, мы поехали в Брюссель смотреть Брейгеля. И вот любуюсь я Брейгелем, "Переписью в Вифлееме". Привычный такой рождественский пейзаж, деревушка, замерзшие реки, глубокие сугробы, заснеженные крыши каменных домов, и говорю Джефу, мол, мы с тобой совсем недавно были именно здесь вот, в Вифлееме… И тут осекаюсь, потому что зимний Вифлеем, извините, с зимней фламандской деревней, которую Брейгель нарисовал, общего не имеет ровно ничего. Сугробов там нет. И на коньках не катаются. И одеваются по-другому. Осознание, что художники, рисовавшие Рождество Христово, не были в Вифлееме и рисовали его на основе того, что видели вокруг, меня одновременно удивило и насмешило.

А Михаил сегодня сказал, что художники долгое время вообще не заботились об исторической правде – что в костюмах, что в архитектуре, что во внешности. И я тут задумалась – а ведь, да. Почему мне нужна достоверность в башмаках, природе и архитектурных деталях, если лица у персонажей картин все равно выдуманные? Если не достичь стопроцентной точности все равно, так зачем мне в искусстве 70%-ная? С другой стороны, тогда Иисус может быть нарисован и негром - легко!


Брейгель, Перепись в Вифлееме.



Вифлеем, Храм Рождества Христова:

Tags: Курьезы, Мысли вслух
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments