Ада (web_mistress) wrote,
Ада
web_mistress

Categories:

Умчи меня, олень, в свою страну оленью...

Выгляжу, как будто я за Полярным кругом, потому что я за Полярным кругом.



Беспроигрышный новогодний рецепт. Вам понадобятся:

  • преподаватель йоги,
  • математик с мышлением ВМК МГУ и стремлением все предусмотреть и проконтролировать,
  • психолог – сын рублевских родителей, пока не решивший окончательно, какой он ориентации,
  • брат фотомодели (она есть в январском Vogue), который не любит женские духи, и этим его особенности не ограничиваются,
  • главный бухгалтер банка, в свободное время работающая в поисковой группе по выяснению личности и захоронению погибших в Великой Отечественной,
  • натурально рыжая женственная девушка - тренер сборной России по самбо,
  • тарологи из клуба Ханами, время от времени общающиеся в стиле «что ты хочешь, он же девятка пентаклей!» и «перевернутый Император говорит, что ты свернул с пути правильных поступков»,
  • я с идеей фикс увидеть Северное сияние (проспала), а также саамские узоры, чтобы использовать их для валяния войлока (не подходят).

    Поселите вышеперечисленных в одной большой квартире в саамском поселке в полярную ночь без телевизора и интернета, когда на улице -35-40. Приправьте наведывающейся в гости саамской шаманкой (отличный персонаж во всех отношениях!). Далее sit back and enjoy the ride, права на сериал потом можно продать. Очень здорово получилось, я бы еще на месяц согласилась без вопросов.

    * * *

    Отсутствие телевизора в чуме, где мы справляли Новый год, компенсировалось отсутствием шампанского – чокались чаем из имбиря и лимона. Речь Президента заменил переливающийся календарик от Newsweek - Путин с бокалом превращается в Медведева. С бокалом же. Потом наоборот. Все что-то привычное, родное.

    В чуме в оленеводческом хозяйстве:



    * * *

    Из-за малого числа народа и огромных территорий саамы (они же лопари) не имели общественной организации и не стремились налаживать отношения с соседями. Зачем? Не нравится тебе что-то – снялся, ушел, Скандинавия большая, снега везде одинаковы. Из-за этого саамы крайне неуживчивы – сами о себе говорят, что привычки у них такой нет.

    Кстати, мать Рене Зельвегер – норвежская саами.

    * * *

    Как-то мы заблудились в полярной ночи на берегу реки Колы – шли к дочери саамской шаманки, которая потом и показала мне традиционные узоры. Найти же ее можно было, спросив прохожих, как пройти к чуму Надежды-лопарки. Объяснил первый же. Я представила себе такую ситуацию в других мне известных местах. Ха. Разве что к Кремлю всегда дорогу покажут.

    * * *

    В Заполярье реально холодно. Три горнолыжных слоя не то чтоб очень спасают, к тому же итальянские унты оказались к морозам не приспособлены. Если бы не толстые шерстяные носки, которые мне пожертвовал pum_cat, на улицу я бы вряд ли выходила надолго. Я и в них-то не очень выходила – при минус сорока дышать больно.

    Особенно трогательно выглядят местные дети-дошкольники, бегающие по дому в трусах и майках – на фоне нас в горнолыжных штанах.

    * * *

    У саамов был матриархат. Традиционно саамские женщины заводили себе несколько мужей из соображений сугубо экономических (как утверждают). Один оленей угонит на пастбища, второй за рыбой уйдет в море, и неизвестно, вернутся ли, а третий в это время помогает хозяйство вести.

    При этом считалось, что саамские женщины себя строго блюдут. Ибо кроме законных мужей ни с кем ни-ни. А вот количество законных мужей не ограничивалось. Впрочем, к началу двадцатого века многомужие стало редким явлением.

    * * *

    Северное сияние я проспала, потому как его показывали в четыре часа ночи. Хотя в это время года четыре часа ночи от четырех часов условного дня не слишком отличаются, могли бы и днем показать. Тогда в поисках сияния мы впятером поехали в Тайболу, где, говорят, сияния бывают чаще. Ехали с математиком, по всем правилам безопасности – насильно собственноручно им пристегнутые; без верхней одежды, поскольку в машине тепло; одежда и сумки в багажнике, чтобы нам не было тесно. На дороге математик разворачивался, входя в управляемый занос. Подозреваю, что спроси его кто о траектории, тут же ответил бы в цифрах. Когда останавливались даже на пять минут, обязательно разворачивались передом к выезду – «чтобы быстро смыться в случае чего». «Чего» могло случиться в глуши, где даже волки ходить боятся, неизвестно.

    Сияния в Тайболе не было, но была изумительно красивая полная луна над заснеженными деревьями у небольшой бурной речки. Там теплые ключи, и вода не замерзает. Купаться, однако, не стали: теплые ключи – это температура воды -4 при температуре воздуха -37.



    * * *

    Оленина от шеф-повара Хайатта по экзотичности сильно померкла перед олениной, сваренной в чуме на новый год. Предварительно pum_cat рубил на куски замороженную оленью тушу топором в городской квартире. В нашем присутствии. Туша к тому времени с час лежала в коридоре и уже начала оттаивать, чем сильно привлекала местную кошку. Зато свежайшая, забитая только-только.

    Второе гастрономическое удовольствие – три копченые рыбы, купленные pum_catом же по дороге, две из которых были одинаковые и одна – разная. Названия, правда, у меня вылетели из головы тут же, поскольку раньше я их не слышала.

    * * *

    Первые ночи в Шонгуе к нам регулярно заглядывали соседи подозрительного вида – то с новым годом поздравить, то табаку попросить, то заявить, что хозяйка нашей квартиры задолжала за некий кабель, и мы должны вернуть деньги (это в полчетвертого ночи-то).

    Как потом сказала Надежда, пьют много и воруют в Шонгуе часто. Мало того, знают кто. И уже неоднократно били. И в тюрьму сажали. Вышли. Воруют. Их бьют. Воруют. И что делать теперь? Убивать же не будешь?

    * * *

    Много лет назад я жила в student-house в Голландии, где посуду мыли, когда в шкафу заканчивалась чистая. А шкаф, к моему большому сожалению, был вместительный. Поэтому поначалу скептически относилась к идее жить вместе большой компанией людей, не все из которых хорошо знакомы друг с другом. Привычки-то разные. Однако, то ли повезло с людьми, то ли возраст сказывается, но готовили вместе и убирались часто, без необходимости устанавливать какие-то правила или очередность.

    * * *

    Как-то успела простудиться, неосмотрительно часик прогулявшись. Водки у нас не было, аспирина под рукой тоже. Спас су-джок, впервые мною опробованный - svetlana_dan налепила мне на определенные точки на пальцах горошинки черного перца, ночью пальцы сильно болели, зато наутро никаких следов простуды. Удобно!

    * * *

    Когда саамов в 60-70е годы переселяли в городские дома в Ловозере, оленей у них отобрали, а вот овец – нет. Так они и жили с овцами в квартирах. Выгоняли пастись с четвертого-пятого этажей. А чего? Полукочевой народ, привыкли.


    * * *

    Олени крупнее, чем я их себе представляла, но пугливые зело. Подходил есть ягель из рук только самый старый. Как сказал оленевод (как ни странно, не саам, а карел), этот старый олень – философ. Много разного повидал и знает, что радостные вопли и фотовспышки вкус ягеля не портят.
  • Tags: i-me-mine, Русский Север
    Subscribe
    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your reply will be screened

      Your IP address will be recorded 

    • 113 comments
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →
    Previous
    ← Ctrl ← Alt
    Next
    Ctrl → Alt →