Ада (web_mistress) wrote,
Ада
web_mistress

Category:

Капитан дальнего плавания Аполлон Степанович Рыжиков



Как обычно, шерсть, фильцевание. Высота 25 см. :)



Капитан дальнего плавания Аполлон Степанович Рыжиков был добрейшей души человеком, о чем знало все парoходство. Даже самые отъявленные скептики не могли бы в этом усомниться, особенно после того, как Аполлон Степанович взял в команду матроса Веню Синичкина, от которого под любым предлогом отказывались все капитаны. Нет, Веня плохим матросом не был, был он матросом обыкновенным. Закавыкой была Венина бабушка. Бабушка Анна Ивановна Синичкина считала своим бабушкиным долгом следить за жизнью любимого внука и посему писать пространные письма его начальникам с целью выяснения, как идет у Венечки работа, носит ли он теплые носки и хорошо ли ведут себя в его присутствии муссоны, пассаты, пираты и акулы. Если капитаны не отвечали, то бабушка Анна Ивановна писала начальникам капитанов, а потом начальникам начальников, а потом приезжала лично, и уже после второго приезда бабушки в порт ни один капитан не хотел иметь дело с Веней Синичкиным. Кроме, как известно, капитана Рыжикова.

Получив очередное письмо Анны Ивановны, Аполлон Степанович сердито пыхтел, недовольно кряхтел, тяжело вздыхал, возмущенно закатывал глаза, но потом садился за стол, сурово сдвигал брови, расправлял плечи, выпячивал грудь и аккуратно выводил «Глубокоуважаемая бабушка мадам Синичкина!» Дальше капитан терпеливо и вежливо отвечал на все бабушкины вопросы. Закончив писать, он снова сурово сдвигал брови, задумчиво смотрел вдаль и только после этого заклеивал конверт.



Заметим к слову, что капитан дальнего плавания Рыжиков сурово сдвигал брови, расправлял плечи, выпячивал грудь и задумчиво смотрел вдаль всякий раз, завидев интересную женщину, а иногда и просто о таковой вспомнив. При этом, по мнению Аполлона Степановича, он выглядел ого-го! («Ого-го!» означало - на выбор - «орлом», «настоящим морским волком», «мужчиной хоть куда», «отважным мореплавателем, повидавшим дальние страны, преодолевшим трудные трудности и сражавшимся с коварными врагами», а иногда все вместе взятое). И хотя бабушка матроса Синичкина Аполлону Степановичу интересной женщиной не казалась, будучи человеком интеллигентным и воспитанным, он не считал возможным дать ей это понять, поэтому заставлял себя проделывать привычный ритуал каждый раз, когда отвечал на ее письма.

Женщины обычно не очень активно реагировали на капитанский ритуал ухаживания, хотя безусловно, нет никаких оснований сомневаться в его эффективности в исполнении других мужчин. Заметив отсутствие интереса к собственной персоне (или, вернее, не заметив его, интереса, присутствие), Аполлон Степанович вздыхал и думал, что все дело, конечно же, в фамилии и усах. Вернее, в неправильной фамилии и несуществующих усах. Настоящий морской волк, героический путешественник должен обязательно носить усы или звучную фамилию Крузенштерн, Беринг, либо, на худой конец, Миклухо-Маклай. А лучше и усы, и фамилию одновременно. А то что это за капитан дальнего плавания – Рыжиков? Аполлон Степанович даже думал взять фамилию жены, окажись она более героической, но все упиралось в две серьезные проблемы. Первая – отсутствие у капитана невесты, вторая – наличие у капитана папы и дедушки Рыжиковых, которые с детства мечтали о море, но проработали всю жизнь бухгалтерами. Они так гордились появлением в роду Рыжиковых настоящего капитана дальнего плавания, что Аполлон Степанович, добрейшей души человек, не мог их разочаровать, став, к примеру, Аполлоном Переяславль-Залесским или Рябокобылко. Поэтому, может, даже и хорошо, что не было у капитана невесты с героической фамилией.



Проблема отсутствия у капитана усов тоже все никак не решалась. Аполлон Степанович признавал исключительно усы длинные, холеные, завитые вверх, как у испанских грандов на старинных картинах. Испанцев Аполлон Степанович весьма уважал и почитал настоящими мореплавателями. Испанские усы можно подкручивать (сурово сдвинув брови и расправив плечи), имея вид при этом роковой и загадочный, безусловно производивший бы нужное впечатление на интересных женщин. Но у Аполлона Степановича такие усы все никак не приживались. Даже Специальный Гель Самой Сильной Фиксации не помогал – от ветра и влаги усы Аполлона Степановича опадали и придавали ему сходство с запорожскими казаками, которые хоть и любили крепкие выражения, но образцом героических мореплавателей все-таки не являлись, при всем рыжиковском к ним уважении. Поэтому Аполлону Степановичу приходилось чисто бриться каждое утро, и интересные женщины так и продолжали не реагировать на его сведенные брови и расправленные плечи. Впрочем, Аполлон Степанович, человек добродушный, сильно по этому поводу не огорчался и всегда надеялся на лучшее.
Tags: i-me-mine
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments