January 18th, 2005

summer

Наивно. Супер (с)

Какая же я доверчивая!

Мы с Франком не рассчитали расстояние от Шератона и отправились в "Шафран" пешком. Поняли, что далеко, только когда пол-Тверской уже отмахали. Идем-идем, вдруг навстречу молодой человек. Все бы ничего, но шагает он задом наперед. В смысле, вперед спиной. Ну ладно, мало ли, чего на Тверской не встретишь, мы сами летом по ней в сари ходили во время перформанса. Тут молодому человеку что-то кричат, он останавливается и идет обратно. В смысле, вперед лицом.

Я была вынуждена оторваться от обсуждения государственного строя Бирмы (мне все равно нечего сказать по ее поводу) и приглядеться - любопытно же. Оказалось, там снимали какую-то программу МузТВ, общение с народом на улицах ("Здравствуйте, молодой человек, это МузТВ, программа такая-то, не ответите на наши вопросы?"). И народ этот - подставной. :(

Мне так обидно стало - ну да, я понимаю риэлити-шоу, которые ничего общего с риэлити не имеют. Там интрига, спектакль, хоть и не высокого пошиба. Но ответить на вопрос "Какой исполнитель вам нравится и кого вы бы номинировали на..." настоящий прохожий вполне сможет... Эх! А я верила, что они к людям на улицах подходят...
summer

Спасибо ksann

"Здесь вращались исключительно сливки общества – во всяком случае, те его компоненты, которые всплывают на поверхность и которые благоразумнее называть сливками."

Любимый Пратчетт.
summer

Как я была "прохожей" на интервью... Навеяло. :)

Было мне тогда лет 19, я выбивалась из сил, стараясь всегда производить впечатление очень умной, воспитаной, развитой и культурной девушки. Только что очки не носила. А моя дааавняя подружка Светка вдруг попала на подпевки в группу "Мона Лиза" и пригласила меня и свою 18-летнюю соседку-медсестру на их первый крупный концерт в Останкино. Ну как же, не одна фрекен Бок мечтает попасть в телевизор! Я и костюм свой лучший надела, и даже волосы на бигуди накрутила, так старалась телегенично выглядеть!

Приходим мы с Таней в Останкино, Светка нас встречает, проводит, небрежно кивнув вахтерше на входе. А на дворе холодный декабрь, и по старому советскому обыкновению мы с Таней тут же пошли в туалет менять громоздкие зимние сапоги на элегантные девятисантиметровые шпильки. Я замешкалась, заталкивая сапоги в полиэтиленовый пакет, выхожу - а Таня стоит в центре толпы, на нее камера направлена, и Олег Марусев задает ей вопрос.

Пряча за спиной неэстетичный пакет с зимними сапогами, бегу, чуть не ломая девятисантиметровые каблуки, продираюсь через толпу к Тане и своим 15 минутам славы. Рядом с Таней я встала, когда она ответила: "Нет, я не знаю". Тут Марусев поворачивается ко мне и спрашивает: "А вы?". А что я, я и вопроса-то не слышала... Но не могу ж так сказать, правда? Особенно при ярком свете юпитеров, и направленной на меня камере, и в микрофон. С самым вдумчивым взглядом (подобающим девушке из приличной семьи), пряча сапоги подальше за спину, с искренним сожалением в голосе отвечаю: "Нет, извините, и я тоже не знаю".

Выяснила потом у Тани, что был за вопрос. "А вы знаете, кто такая Мона Лиза?"